О поселениях Романково

КОРДОНИ

О ПОСЕЛЕНИЯХ РОМАНКОВО И АУЛЫ В ИСТОРИЧЕСКОЙ МЕСТНОСТИ КАМЕНСКОЕ-ВЕРХНЕДНЕПРОВСК

К вопросу о возникновении и развитии населенных пунктов Романково и Аулы в исторической местности Верхнего Надпорожья

To the question of the origin and development of Romankovo and Auly settlements in the historical district of Verkhny Nadporozhye

На основе анализа картографических и других источников представлена попытка проследить связь бывших казацких поселений Романково и Аулы в процессе их становления.

До настоящего времени вопрос о времени возникновения и становления бывших казацких поселений Романково и Аулы остается открытым, поскольку данные достаточно противоречивы [1-5]. Д. Яворницкий писал: “Начало села Романково не поднимается раньше второй половины XVII ст. …” [1, c. 34]. На сайте «История Днепродзержинска» отмечается: «В начале XVII века на древнем Торжанском пути возникло село Романково» [2]. Разумеется, содержание сайта не является серьезной научной информацией, но эта информация, к сожалению, является общедоступной. Современный историк Н. Буланова в известной работе [3, c. 13] отмечает: «спочатку в межах сучасного міста (Кам’янського – авт.) виникло село Романкове в першій половині XVIIІ ст.».

В академическом издании Института истории Академии наук УССР [4, c. 351] сообщается следующее: «Населенный пункт (Аулы – авт.), входивший с крепостью Романково в состав Кодацкой паланки, впервые упоминался в письменных источниках, относившихся к середине XVII в.». Что касается так называемой «устной истории», то имеется свидетельство жителя села Аулы Г. Карпенко, записанное историком Я. Новицким 02.07.1889 г. [5, с. 180]. Г. Карпенко 1805 года рождения сообщил историку: «Наша слобода (село Аулы – авт.) завелась прі Катерині (Екатерина II-я, российская императрица, на престоле с 1762 по 1796 год – авт.)». О Романкове Г. Карпенко сказал: «…, то слобода велика і давня, там була тоді стара запорозька церква» [5, c.181]. Кстати, сам Я.П. Новицкий (1847-1925), известный историк запорожского края, был уроженцем села Аулов.

Исходя из приведенного выше краткого обзора просматривается необходимость дальнейшего углубленного изучения вопроса о возникновении и становлении связанных между собой размещением и развитием населенных пунктов. Изучая истоки топонима Романів-Романкове С. Семенча [6] писал о том, «… що Романкове було первістком колонізації краю після довгого періоду татарської загрози. Терени були пусті і незаселені. Закономірність колонізаційного процесу полягає у тому, що коли на нові землі приходять люди, вони обирають спершу найкращі, найзручніші, найвигідніші зпобутової точки зору місця. Семе таким був Романів пагорб на березі Дніпра. Перевага місцевості полягала в тому, що пагорб (174 м. над рівнем моря, що якнайменше на 100 м. вище за будь-яку відмітку на протилежному, лівому боці) присунутий до берегової лінії, а біля його підніжжя з прадавня існувала переправа. Вона пролягала транзитом повз острів. Оскільки і острів, і пагорб мали спільну назву, це змушує думати, що в уяві тодішніх людей вони обидва сприймалися як дещо спільне, як комплекс. Дійсно, повз острів і пагорб пролягав шлях, що тягнувся водовж річки Базавлук в бік Криму. Отже зауважимо, що топонім виник не деінде, а на перехресті Дніпра і кримського шляху… Так велося аж доти, доки наприкінці XVII ст. не виникло поселення. Воно перебрало на себе топонім і віттоді з ним сталася певна мутація: з огляду на більш часте і регулярне вживання, одна форма поступово (але достатньо швидко) витіснила іншу, а відтак залишилось тільки “Романково”».

В приведенной цитате рядом с вполне обоснованными соображениями имеются такие, которые заслуживают замечаний и уточнений. Во-первых, осподствующая высота (автор указывает отметку 174 м. над уровнем моря) в условиях засушливого климата совершенно неприемлема с бытовой точки зрения, тем более в конце XVII века. Колонизация степной части Украины как естественная «снизу», так и официально организованная «сверху», происходила исключительно по руслам рек, где имелись вода, пастбища с луговым режимом водообеспечения, а также низменные участки речной проймы, пригодные для заселения. Классический пример – заселение немцами меннонитами земель Войска Запорожского в эпоху Екатерины II. А вот то, что Романова возвышенность в конкретном месте была наилучшей, наиболее удобной для строительства укрепления и обороны, сомнений быть не может. Во-вторых, следовало бы уточнить, что шлях, который тянулся мимо (укр.: повз) холма и острова был правобережной веткой крымского шляха, так называемым Крюковским шляхом, который использовался реже левобережной ветки Крымского, причем Крюковский шлях при необходимости мог пересекаться руслом Днепра не только около Романовых холма и острова, но и на других переправах. Тем не менее автор работы [6] прав – Романково «приватизировало» забытый топоним, появившись рядом с известными Романовыми курганом и островом. Для рассмотрения вопроса о возникновении и развитии населенных пунктов наиболее представительным документом являются топографические карты. Эти карты составлялись для ведения войны и содержали наиболее объективную информацию о состоянии населенных пунктов на момент составления карты. Поскольку от размеров селений, численности жителей зависело удовлетворение потребностей армии в провианте, корме для лошадей – основной тягловой силы войны в XVIII-XIX веках и, в конечном счете, в человеческом ресурсе. В то же время епархиальная статистика не всегда могла быть точной – желание некоторых священников построить или обновить церковь приводило к соблазну численно увеличить свой приход за счет ближайших населенных пунктов. Принимая во внимание растянутость селений прошлого нельзя не учитывать факты обращения селян к священникам не по официальному месту проживания, а по месту нахождения ближайшей церкви.

Рассмотрение фрагментов карты Ф. Шуберта (рис. 1) показывает, что Романково (738 дворов) в первой половине XIX века было крупнейшим селом на правобережье среднего и нижнего Днепра. Для сравнения правобережные города Чигирин и Александрия по данным той же карты имели по 665 и 671 дворов соответственно. Кстати, левобережный Александровск имел 668 дворов. Каковы же объективные причины возникновения столь крупного населенного пункта?

2
1

Рис. 1. Поселение Романково и некоторых населенных пунктов в первой половине XIX века на фрагментах карты Ф. Шуберта 1842 года (квадрат XLVII)

Несомненно первой причиной колонизации местности будущего Романково явилась близость Романового кургана [7], естественной, а в дальнейшем и обустроенной крепости, где было можно скрыться от неприятельских набегов. Второй причиной следует назвать существование древней переправы у подножия кургана. Известно, что обслуживание переправ приносило в казну Коша Запорожского немалые деньги. В дальнейшем после ликвидации Запорожской Сечи переправа дала рабочие места романковским поселенцам. Третья причина также экономическая – наличие на левобережье мощной в экономическом отношении бывшей Протовчанской паланки. Достаточно отметить, что в то время местечко Петриковка (1206 дворов) была сравнима с губернским городом Екатеринославом (1222 двора) (см. карту Ф. Шуберта, квадрат XLVII).
Соседняя с Петриковской Чаплинка (697 дворов) была крупнее правобережных городов Чигирина и Александрии. Оживленная торговля между развитым левобережьем и развивающимся правобережьем былавозможной благодаря Романовой переправе. В результате действия перечисленных факторов в конце XVII, в XVIII веке и начале XIX получило развитие тяготевшее к переправе Романково [8, c. 33], верхнее северозападное Романково (будущие Аулы), которое по праву можно назвать Романково 1, а не Романково 2, как это названо в официальном источнике [9, c. 21]. В середине XIX века ситуация кардинально меняется – при сравнительно небольшом увеличении числа дворов в Романково (до 780) происходит существенное перераспределение в сторону нижней (восточной) части села (рис. 2). Это перераспределение было обусловлено смещением вектора экономических интересов с левобережья на правобережье, пережившее активную стадию колонизации. От Киева до Екатеринослава возникло пароходное судоходство по Днепру, усилившее товарообмен между населенными пунктами Верхнего и Среднего Приднепровья. Сверху от Романкового по течению реки резко укрупнились Верхнеднепровск (520) дворов), Пушкаревка (600 дворов), Бородаевка (640 дворов), такие же изменения произошли и в нижнем течении, например в Диевке, насчитывалось 740 дворов.

3

Рис. 2. Обособление верхней и нижней частей Романково на специальной карте Европейской России 1865 года. Карта И. Стрельбицкого, фрагмент квадрата 47

Отличием карты 1865 г. (рис. 2) от карты Ф. Шуберта 1842 г. является появление незаселенной границы между частями Романково, что свидетельствовало об обособлении поселений. Обособление было вызвано особенностями географического положения частей села и разновекторностью экономических интересов. Так верхняя часть тяготела к достаточно развитой Верхнеднепровской агломерации – 4 ярмарки в год в Верхнеднепровске, 3 ярмарки в Домоткани и т.д. Кроме того сказывалось положительное влияние действовавшей переправы. Нижняя часть была ориентирована на низовое и криничанское южное направление, отличающееся превосходными нетронутыми черноземами. Так в Романковской волости в 1875 году были образованы три селянских общества – Аульское, Романковское и Новоселовское (криничанское направление) [10, c. 127]. Интересный отличительный штрих в рассмотренных картах – немец Ф. Шуберт (составитель карты 1842 г.) назвал почтовую станцию на тракте Романковской, а украинец И. Стрельбицкий, выходец из Полтавской губернии (преемник Ф. Шуберта на посту руководителя Российского картографического комитета), назвал станцию Романовской (!). Оба этих замечательных человека внесли огромный вклад не только в геофизическое описание огромной страны, но и в ее историю. Общими моментами для исследуемых карт явились отсутствие топонима Аулы и существование двух церквей в разных частях Романково. Следовательно в периоде времени, отвечающему созданию карт в Романково, существовали два территориальных центра верхний (северо-западный) и нижний (восточный), что наложило отпечаток в последующем обособлении. Отсутствуют Аулы и на карте Екатеринославской губернии из “Атласа” А.А. Ильина 1876 г. Романково показано “целым” – заселенная “дуга” правого берега от верховья до низа по течению Днепра. Возникновение естественной межи, территориальная удаленность верхнего и нижнего Романково, поляризация экономических интересов послужили толчком к топонимическому разделению. В результате на карте 1890 года (рис. 3) в верхней части Романково появляется новый топоним – подселок Аулы. Интересно и то, что на этой карте снова отмечается слияние частей Романково и сближение нижней более заселенной части с селом Каменским. Процесс слияния и расширения был обусловлен интенсивным развитием ближнего Каменского – строительством Днепровского металлургического завода, появлением крупного рынка сбыта
сельхозяйственной продукции и новых рабочих мест. В связи с продажей огромного для села Каменского участка земли под застройку металлургического завода и ближайшей инфраструктуры земля в Романково дорожает – в результате происходит и слияние его частей и обоюдное сближение с Каменским.

4

Рис. 3. Слияние Романково с поселком Аулы на трехверстовой карте 1890 года, фрагмент квадрата XXVI-13

В таблице, приведенной ниже, показаны динамика роста Романково в XVIII-XIX веках.

Таблица. Статистические данные о развитии микроагломерации Романково-Аулы

Таблиця

Из рассмотрения статистических данных о развитии района видно, что официальное разделение частей старого Романково на два самостоятельных населенных пункта состоялось только лишь во второй половине XIX века. Немецкая карта 1943 года в какой-то мере отразила последствия политических и экономических потрясений первой трети XX века (рис. 4). Революция, гражданская война, коллективизация и индустриализация больше всего отразились на сугубо аграрной части Верхнего Романково-Аулах, что хорошо видно на приведенной карте. Между Романково и Днепродзержинском (Каменским) появилась широкая незаселенная межа. Площадь, занимаемая селом, осталась прежней, заселенность нижней части как в конце XX века была большей, чем верхняя часть. Название Аулы на карте отсутствует.

5

Рис. 4. Село Романково на немецкой трофейной карте 1943 года (квадрат Y 49) с ослабленной верхней частью и широкой межой между нижним Романковым и Днепродзержинском.

Серьезные антропогенные изменения являются отличительной характеристикой карты второй половины XX века. Обращает на себя внимание полное слияние Романково с Каменским (рис. 5), возникновение свободной территории на меже нижней части села Романково и верхней его частью (Аулы). Появление этой незанятой территории было обязано затоплением речной поймы Днепродзержинским водохранилищем, мест, где селение Романково тянулось вдоль плавней непрерывной полосой.

6

Рис. 5. Романково и Аулы на фрагменте карты Генштаба МО СССР 1986 года издания (квадраты М-36-129 и М-36-130)

О том, что Романково и Аулы имели в прошлом общую территорию красноречиво свидетельствует рассказ старожила села аулы Г. Карпенко, записанный Я. Новицким [5, c. 180]: «Біля Авул, от степу були байраки великі, а від Дніпра, — несходімі плавні, рибні озера та прогної. Байраки звали по запорожцях. Позаторік (1885г. – Я.Н.) зрубали Мамраків байрак – це діда мого, Мамрака, кишло: він там жив. Далі жили козаки: Чепа, Хита, Шкіль, Розан, Герасько, Лев; по їх прозвіщам названо і байраки – Чепин, Хитовий, Шкілевий, Розановий, Гераськовий, Левин. Були ще байраки … Сухенький – в Сухій бальці, Водяний – над почтовим щляхом, де була казенна почта, в Водяній бальці». Анализируя сообщение Г. Карпенко, следует выделить следующие моменты. Первый касается размещения природных объектов в исследуемой местности. Байрак (укр.) – облесненная балка Мамракова, точное ее верховье находится в современных Аулах. Далее рассказчик последовательно (с запада на восток) перечисляет байраки (балки) местности Романково, среди них узнаваемые, но несколько искаженные временем названия: Шкілевий, Розановий, Сухенький, Водяний. Второй момент касается корректности современных комментариев к искаженным названиям географических объектов. Традиционно в Украине названия балкам давали либо по ее физическим особенностях, например, Крутой Яр на Романовом кургане [7] (см. рис. 3), либо по фамилии (прозвищу) владельца, например, балка Мамракова в Аулах. Так, в словаре [14, c. 76] название Шкалевой балки объясняется тем, что в этой балке казаки шкаликами пили крепкие напитки. Возникает вопрос, в других местах запорожцы использовали другую посуду? Не трудно догадаться, что собственником балки с большой долей вероятности мог быть «голова села Романково» «старший запорожець Мирін Шкіль» [5, c. 181]. Такое же замечание касается так называемой в справочнике Разгонной балки [14, c. 73]. Возникает вопрос, почему старожил Аулов Г. Карпенко считал слободу Романкову другим, большим и давним населенным пунктом? Во-первых, Г. Карпенко был современником сложившегося топонимического и административного разделения когда-то целого населенного пункта. Во-вторых, на момент беседы с Л. Новицким нижнее Романково было крупнее бывшего верхнего (Аулов) (см. таблицу). В-третьих, в памяти потомка запорожцев сохранилась объективная информация о давности основания Романково. Достаточно отметить, что на европейских картах первой половины XVIII века в правобережном районе среднего Днепра отмечены только два населенных пункта Romankowa и Kodak. Одной из таких карт является издание 1740 года «Nova et Acurata Tartariae Eupopae seu Minoris et in specie Crimeae…».

В первой половине XIX века в Романково существовали два центра – в верхней части с каменной Свято-Троицкой церковью, построенной в 1816 году и рынком возле нее, работавшим по воскресеньям [9, c. 11] и в нижней части с деревянной церковью, освященной в 1793 году [11, c. 178, 179]. Карта Ф. Шуберта, созданная в 1826-1842 гг. зафиксировала факт более интенсивного развития верхнего Романково в XVIII веке – веке, предшествовавшем времени геодезической съемки и созданию карты. Вплоть до середины XX века эти старые центры раннего Романково (позднее Романково первое и Аулы) сообщались между собой кратчайшей дорогой, проходившей через плавни – Аульским шляхом, ныне затопленным Днепродзержинским водохранилищем. Только в периоды весенних разливов Днепра пользовались верхними дорогами большой протяженности. Центр нижнего Романково получил развитие в середине-конце XIX века, что хорошо просматривается на картах 1865 и 1890 г. (см. рис. 2 и 3). Застройка этого центра в основном была снесена в 60-х годах XX века в связи со строительством Среднеднепровской (Днепродзержинской) ГЭС и промышленных площадок для обеспечения этого строительства.

Третий центр, получивший развитие в конце XX века и существующиу и поныне как западная часть нижнего Романково и современного Каменского, украшает церковь недавней постройки. Эта церковь Свято-Покровского женского монастыря отличается удачным архитектурным решением в стиле украинского барокко. По данным Н. Булановой [12, c. 89] в этой местности, получившей название Прихвостье, находилась Романковская земская двухклассная школа и Свято-Покровская православная церковь, построенная в середине XIX ст. Здание земской школы сохранилоси и по ныне, а вот со старой церковью многое не ясно. Ни на карте И. Стрельбицкого, ни на карте 1890 года церковь в этой местности не указана, что может свидетельствовать о следующих обстоятельствах – либо церковь была низкой и не выделялась из общей застройки, либо ее не было. Надо заметить, что на военных картах все высотные ориентиры – церкви, башни, ветряки – отмечались обязательно. Например, на карте 1890 г. в Аулах показано 8 ветряков, в Романково только 5, поскольку в этом селе использовались также лодейные водяные мельницы. А. Харлан, изучавший местонахождение казацких культовых сооружений в бывшем поселении Романково, отмечал [15]: «До Свято-Успенської церкви була приписана Покровська церква. Не відомо, з якого матеріалу вона була збудована і коли. Також залишається нез’ясованим місце її розташування».

К существовавшей в прошлом в территориальных пределах исторического Романково трем центрам (верхнее Романково-Аулы, Прихвостье и Богушивка) в 50-6-е годы XX века добавился еще один (современный микрорайон у школы № 28 и рынка). Этот микрорайон обязан своим появлением массовой застройке, вызванной переселением жителей Романково как из зоны затопления, так им с бывших Богушивки и Заборы (улиц Речной, Льва Толствого, Владимира Логинова — бывшая Павлика Морозова), а также территории современного поселка Энергетиков. Толчком к развитию и обустройству микрорайона послужило строительсво трамвайной линии от цемзавода до улицы Одесской. Несмотря на относительно недавнее появление на карте этот район современного Каменского сохранил в какой-то мере сельскую самобытность, особенно в районе Самышиной балки.

ВЫВОДЫ

1. История развития микроагломерации Романково-Аулы нуждается в пересмотре с привлечением новой информации.
2. Согласно картографической экспертизе и анализу других источников информации первым поселением в исторической местности Романково следует считать населенный пункт, существовавший поблизости от Романовых кургана, острова и переправы. Этот населенный пункт, в основном перемещенный вверх от уреза воды старого русла Днепра (в связи с угрозой зотопления при наполнении чаши Днепродзержинского водохранилища в 1963-1964 гг.) является поселком городского типа Аулы Криничанского района (Романково 2 по имперской регистрации [9, c. 21).
3. В процессе развития микроагломерации Романково-Аулы существовали три территориально удаленных друг от друга центра. Первый из них сохранился, правда в смещенном виде в п.г.т. Аулы Криничанского района. Второй, наиболее развитой, в конце XIX – начале XX века (нижнее Романково – территория Богушивки — Заборы) ликвидирован в 50-60-х годах XX века в связи со строительством ГЭС и превращен в промышленную зону. Третий центр местности бывших Прихвостья и Жабивки, насмотря на частичное затопление в начале 60-х годов XX века, развивается до настоящего времени. Этот центр известен нахождением в нем средней школы № 27 и Свято-Покровской церкви. Ликвидация бывшего административного и культурного центра нижнего Романково в 50-60-х годах XX века привела к появлению нового четвертого центра в районе школы № 28 и местного рынка.

Библиографический список:


1. Яворницкий Д.И. Запорожье в остатках старины и преданиях народа. – СПб.: Изд-е Л.Ф. Пантелеева. – 1988. – Ч. 1. – 294 с.
2. Статья «История Днепродзержинска». – Режим доступа: http://ukrainian.su/dneprodzerzhinsk/istoriya-dneprodzerzhinska.html 
3. Буланова Н.М. Земні сілуети віри. Історія храмів Кам’янського (Дніпродзержинська). – Дніпропетровськ: Січ. – 200. – 110 с.
4. История городов и сел Украинской ССР. Том 4. Днепропетровская область. – К.: Главная редакция УСЭ АН УССР. – 1977. – 959 с.
5. Новицкий Я. Твори в 5-ти томах. Т. 2 – Запоріжжя: ПП “АА Тамдем”. – 2007. – 510 с.
6. Семенча С.Я. З історії міста Дніпродзержинськ: до витоків топоніму Романів-Романкове // Наукові праці історичного факультету Запорізького національного університету. – 2012. – Вип. XXXIV. – C.37-43.
7. Крячко Г.Ю., Валуева Н.Н. О местонахождении некоторых географических объектов в исторической местности Каменское-Романково-Верхнеднепровск. – Режим доступа: http://disksport.com/index.php/istoriya/4959-o-mestonakhozhdenii-nekotorykhgeograficheskikh-ob-ektov-v-istoricheskoj-mestnosti-kamenskoeromankovo-verkhnedneprovsk 
8. Скальковський А.О. Історія Нової Січі, або останнього Коша Запорозького: пер. с рус. / Аполлон Олександрович Скальковський;Наук. ред., передмова Г.К. Швидько; Пер. Т.С. Завгородня. –Дніпропетровськ: Січ. – 1994. – 678 с.
9. Волости и важнейшие селения Европейской России. Издание Центрального Статистического камитета. Выпуск VIII. Губернии Новороссийской группы. – СПб. – 1886. – VI. – 157 c.
10.Материалы для оценки земель Екатеринославской губернии. – Т. 1 Екатеринославский уезд. – Издание Екатеринославской Губернской Земской Управы. Екатеринослав. Товарищество «Печатня С.П. Яковлева». – 1899. – 588 с.
11.Макаревский Ф. Матеріали для історико-статистичного опису Катеринославської Єпархії. Церкви та приходи минулого XVIII століття. – Д.: Дніпрокнига. – 2000. – 1080 с.
12.Буланова Н.М. Кам’янські етюди в стилі ретро. – Видання друге,оновлене і доповнене. – Дніпропетровськ: ІМА-прес, 2011. – 240 с.
13.Списки населенных мест Российской империи [Вып. 13]: Екатеринославская губерния с Таганрогским градоначальством … по сведениям 1859 года / обраб. Ред. И. Вильсоном. – СПб.: Изд. Центр. Стат. ком. Мин. Внутр. Дел. – 1863.- XXIX, 151 c. 1 л.к.
14.Кам’янське та його околиці середини XVIII – початки XX ст.: топонімічний словник / [авт.-упорядник Н.М. Буланова, О.М. Самойленко, Л.А. Кравцова]. – Дніпропетровськ: ІМА-прес, 2010. – 108 c.
15.Харлан О.В. Місцезнахоження козацьких культових споруд в колишньому поселенні Романково. – Режим доступу: http://disksport.com/index.php/istoriya/2945-mistseznakhodzhennya-kozatskikhkultoviikh-sporud-v-kolishnomu-poselennyu-romankovo 

Г.Ю. Крячко, Н.Н. Валуева

Крячко Геннадий Юрьевич – кандидат технических наук, доцент кафедры металлургии черных металлов ДГТУ (г. Каменское)

Вечное поминовение

Для чего нужно вечное поминовение    

     Вечное   поминовение   (или  вечное  поминание)  — это   особый     вид поминовения православного христианина в течение того времени, пока стоит тот храм или монастырь, куда подана треба о поминовении.

      После   революции,  когда   советская  власть   разоряла   древние храмы и монастыри,   в   них   находили   поминальные   списки   ещё    домонгольских времён.   Каждый   христианин,   упомянутый    в   таком   списке    ежедневно поминался   на   каждом   богослужении   в   храме  изо  дня   в день в течение многих  столетий. Когда же пришло время, и храмы начали  восстанавливать, то нередко в архивах музеев или сохранённых  прихожанами после разорения монастырских   книгах   находили   поминальные списки, которые приносили обратно в храмы и прерванная нить вечного поминовения восстанавливалась.

 Для чего заказывают вечное поминовение

     Молитвы   Господу   о   здравии  человека   приносят  облегчение   душе и помощь   в   исцелении   от   недугов как физических, так и духовных.

     Когда   же     мы    молимся   об   усопших,      мы    творим    единственную возможную    милость    душе    умершего,     ходатайствуя   о   душе его перед Господом.    Однако,   и   мы   не  будем   жить   вечно,  и со временем Господь призовёт   и  нас.  Кто же после того будет молиться о нас и   умерших ещё до нас   родных  и близких?   Наши  дети   и внуки —  ответите вы.  Но кто после них, когда   память   о нас уйдёт?  Для  того,   чтобы память   о нас не канула в лету,  в   Церкви установлено вечное поминовение. Имя человека, попавшее в поминальные списки, будет поминаться так долго, покуда стоит тот храм или монастырь, куда треба на поминовение подана.

Что делать после смерти человека

      Если  христиан умер,  а за него ранее была подана в храм или монастырь записка  на  вечное  поминовение о здравии, то нужно пойти в этот храм или монастырь,   сказать   дату   подачи   записки   и  попросить  переписать  имя человека в помянник «Об упокоении».

    Если же ранее записка о вечном упокоении не подавалась, то нужно написать записку о вечном поминовении о упокоении.

Кого нельзя поминать в церковных записках

   Записки в храме нельзя подавать за тех, кто не является членом Православной Церкви: за некрещеных, инославных (католиков, протестантов), иноверцев (мусульман, иудеев, буддистов и пр.), а также за самоубийц (если нет архиерейского благословения на их отпевание и церковное поминовение), за убежденных атеистов и богоборцев, даже если они были крещены.

Заказная литургия

Заказную литургию (или, как ее еще называют – «безкровную») читает сам священник два раза. Первый раз – в начале Литургии, на проскомидии, вынимая при этом частички из просфоры, которые в конце службы будут опущены в Чашу с молитвой “Отмой, Господи, грехи поминавшихся здесь, Кровью Твоей Честной и молитвами святых Твоих”, где они омоются в Крови Христовой, а значит и грехи помянутых людей омоются в Его Крови. Второй раз поминает имена на Литургии во время ектеньи (особом молении).

Заказная обедня за упокой
   За поминаемого на Литургии вынимается частица из просфоры и погружается в потир со Святыми Тайнами (Телом и Кровью Господа Иисуса Христа).
      Таким образом, душа человека, за которого приносится на Престоле эта очистительная жертва, получает благодать и освящение.
     Вечное поминание на обедне будет совершаться на каждой Литургии в течение всего времени, пока существует Храм или монастырь.
— Один афонский монах получил сообщение, что его знакомая умерла. Он взял просфору, вошел в алтарь и подал служащему иеромонаху: «Батюшка, помяни о упокоении» и назвал имя. Только тот взял в левую руку просфору, а в правую копие, монах справа от жертвенника увидел умершую. У неё было такое стремление увидеть приносимую за неё жертву! Как только частица была вынута, на лице почившей появилась радостная улыбка, и её не стало. Служащий иеромонах отдаёт монаху просфору, а тот не может её в руки взять. Его спрашивают: «Что с тобой?» Он, еле собрав силы, рассказал виденное. Понимаете, какую великую силу имеет проскомидия, как она важна для тех, кто перешёл в тот мир! Они за себя уже молиться не могут, ждут молитв родственников и близких.

Сорокоуст об упокоении

Сорокоусты — это молебен, который совершается Церковью ежедневно в течение сорока дней. Каждый день в течение этого срока происходит изъятие частиц из просфоры.

Сорокоусты «об упокоении » заказывают для совершения сорокадневной церковной молитвы за умерших  на Литургии, на молебнах и при чтении псалтыри.
   «Сорокоусты, — пишет св. Симеон Солунский, — совершаются в воспоминание вознесения Господня, случившегося в сороковой день после воскресения, — и с той целью, чтобы и он (умерший), восстав из гроба, вознесся в сретение (то есть навстречу — ред.). Судии, был восхищен на облацех, и так был всегда с Господом».                                    
Первые Апостолы узаконили в Церкви Христовой ветхозаветный обычай оплакивать умерших в течение сорока дней. На основании этого Святая Церковь с древнейших времен установила правило творить поминовение усопших в продолжение сорока дней  и особенно на сороковой день. Как Христос победил искушения диавола, пробыв сорок дней в посте и молитве, так и Святая Церковь, принося в продолжение сорока дней молитвы, милостыни и бескровные жертвы по усопшем, помогает почившему силой Божией победить воздушного князя тьмы и получить Царство Небесное.

    Сорокоуст «Об упокоении»   мы   просим  помолиться   за усопших родных, друзей,  учителей,  благожелателей и всех, кто нам дорог.   Как молимся мы о живых, так должны молиться и за умерших — и не только за ближайших родственников, но и за весь свой род, за всех, кто сделал нам добро в земной жизни, помог, научил.
    Умершие, хотя и отошли от нас, хотя и пребывают плотью в земле, а душой у Господа, не исчезли, продолжают жить невидимой для нас духовной жизнью пред очами Божиими, так как Сам Господь говорит в Святом Евангелии: «Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк.20,38).
    Мы верим, что наши усопшие родные, а имен многих из них мы часто и не знаем, молятся о нас, своих потомках.        Не подаются  в записках имена некрещенных, сектантов и других вероисповеданий

Сорокоуст о здравии

Сорокоусты — это молебен, который совершается Церковью ежедневно в течение сорока дней. Каждый день в течение этого срока происходит изъятие частиц из просфоры. Сорокоусты «о здравии» заказывают для совершения сорокадневной церковной молитвы за живых на Литургии, на молебнах и при чтении псалтыри.

     Число сорок — знаменательное, часто встречающееся в Священном Писании. Иудейский народ скитался в пустыне сорок лет, пророк Моисей постился сорок дней, Спаситель после Своего Крещения провёл в пустыне сорок дней, а после Своего Воскресения в продолжение сорока дней учил Апостолов тайнам Царства Божиего.
    Старец схиархимандрит Зосима отмечал, что вся история человечества измеряется «седминами и сороковинами». «Сорок дней Христос являлся ученикам своим, пребывая на земле до праздника Вознесения Господня. Праздник святой – сороковой день Вознесения Господня. Проводим накануне Пасху и будем встречать великий годовой праздник в сороковой день по Пасхе – Вознесение Господне. Сорокоусты – сорок дней поста, сорок дней Пасхи, всё сороковинами идет, седминами и сороковинами. И история человечества также идет седминами и сороковинами». Сорокоусты заказываются о здравии, особенно о тяжелобольных.

    Сорокоуст «О здравии», заказывают не только за здоровье наших близких, особенно о тяжелобольных, но и за их успехи, материальное благополучие, душевный покой.

     Понятие «здравие» включает не только здоровье, физическое состояние человека, но и его духовное состояние, материальное благополучие. И если мы молимся о здравии человека, который сделал много зла, то это не значит, что мы молимся о том, чтобы он и в дальнейшем пребывал в таком же состоянии — нет, мы молим Бога, чтобы Он переменил его намерения и внутреннюю неустроенность, сделал так, чтобы наш недоброжелатель или даже враг стал пребывать в гармонии с Богом, с Церковью, с окружающими.
Впишите всех, кому Вы желаете здравия, спасения и благоденствия.        Не подаются  в записках имена некрещенных, сектантов и других вероисповеданий

ПАРАКЛИС

Параклис – особая служба Пресвятой Богородице. В переводе с греческого слово Παράκλησις означает «усердная молитва», «покорное прошение», «утешение».

     Параклис совершается священником перед чтимым образом Богородицы. Все молитвословия поются церковным хором. Это пение – умилительное и одновременно торжественное, потому что Матерь Божия олицетворяет Собой всю красоту и славу Церкви, а также близость человеческого рода к Богу.

    В нашем монастыре Параклис совершается каждое воскресенье  перед иконой  Божией Матери «Скоропослушница» и иконой  Божией Матери «Одигитрия».

Молебен

Молебен

    Молебен — это особое Богослужение, при котором просят Господа, Богородицу, святых о ниспослании милости или благодарят Бога за получение благ. В храме молебны совершаются перед литургией и после нее, а также после утрени и вечерни.

    Общественные молебны совершаются в дни храмовых праздников, на Новый год, перед началом учения отроков, при стихийных бедствиях, в нашествии иноплеменников, при эпидемиях, в бездождие и т. д.

      Другие молебны принадлежат к частному Богослужению и совершаются по просьбам и нуждам отдельных верующих. Часто во время этих молебнов происходит малое освящение воды.

      Записка на молебен начинается с указания, какому святому возносится молебен, пишется, о здравии он или о упокоении. Затем перечисляются имена тех, о ком будет возноситься молебное пение.

     Когда будете подавать записку на молебен, скажите служителю, заказываете ли вы водосвятный молебен — в этом случае совершается малое освящение воды, которая потом раздается верующим, — или же обычный, без водосвятия.

      Можно заказать поминовение живых или усопших на месяц, на полугодие, на год.

      В некоторых храмах и монастырях принимаются записки на вечное поминовение.

      Если вы подали заказную записку, то имена, написанные в записках, произносятся на молении вскоре после чтения Евангелия.

       По окончании Евангелия начинается сугубая (то есть усиленная) ектения — общий вопль к Богу, троекратное «Господи, помилуй!»

       Диакон призывает: «Рцем (то есть да скажем, будем молиться, говорить) вей от всея души, и от всего помышления нашего рцем!»

       В двух прошениях мы усиленно просим Господа услышать нашу молитву и помиловать нас: «Господи, Вседержителю, Боже отец наших, молитися (то есть молится Тебе), услыши и помилуй. — Помилуй нас, Боже…»

       Все находящиеся в храме просят о Патриархе, о епископе, о священнослужебном братстве (притче церковном) и о всей «во Христе братии нашей», о властях и воинстве…

       Церковь молится о милости (чтобы Господь умилостивился над нами), о жизни, мире, здравии, спасении, посещении (то есть чтобы Господь посетил, не оставил своими милостями), прощении, оставлении грехов рабов Божиих братии святого храма сего.

       В последнем прошении сугубой ектений диакон усиленно призывает помолиться о плодоносящих и доброделающих во святом и всечестном храме сем, труждающихся (для храма), поющих и предстоящих людях, ожидающих от Бога великие и богатые милости.

       Плодоносящие и доброделающие — это верующие, которые приносят в храм все необходимое для Богослужения (елей, ладан, просфоры и прочее), которые жертвуют деньгами и вещами на благолепие храма, на содержание труждающихся в нем.

        В определенные дни за сугубой ектенией следует особая ектения об умерших, в которой мы молимся за всех усопших отцов и братьев наших, просим Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, простить им все прегрешения вольные и невольные, упокоить их в селениях праведных и, признавая, что нет человека, который бы не согрешил в своей жизни, умоляем Господа даровать нашим усопшим Царствие Небесное, где все праведные упокоеваются.

       Во время ектений диакон произносит имена тех, кто указан в заказной записке, и призывает на них благословение Божие, а священник читает молитвы.

        Затем священник произносит молитву перед Престолом, громко называя имена из записок.

       Обычай чтения записок с именами во время сугубой ектений идет еще с древних, апостольских времен — «диакон поминает диптихи, сиречь помянник усопших». Диптихи — это две таблички, сделанные из бумаги или пергамента, сложенные как скрижали Моисея. На одной из них писались для чтения во время священнодействия имена живых, на другой — усопших.

ПАНИХИДА

Панихиды совершаются по просьбе верующих и в установленные дни всей Церковью — на Радоницу и родительские субботы. Чин панихиды состоит из благословения, начала обычного, псалма 90, великой ектений, тропарей и канона об усопших, молитвы «Отче наш», тропарей, ектений, иерейской молитвы и отпуста. При совершении панихиды по усопшему на канун ставится коливо. Заупокойное богослужение, на котором молитвенно поминаются усопшие и в уповании на милосердие Божие испрашивается им прощение согрешений и блаженная вечная жизнь. Совершаются панихиды как до погребения усопшего, так и после — в 3-й, 9-й, 40-й день по смерти, в дни его рождения, тезоименитства, в годовщину смерти. Кроме панихид по отдельным усопшим Церковью совершаются еще т.н. вселенские или родительские панихиды. Они служатся в особые дни, называемые Родительскими субботами.

        Что означают 3-й, 9-й, 40-й дни после кончины человека? Что необходимо делать в эти дни?

    Святое Предание благовествует нам со слов святых подвижников веры и благочестия о тайне испытания души после отшеетвия ее от тела. Первые два дня душа умершего человека пребывает еще на земле и с сопровождающим ее Ангелом ходит по тем местам, которые притягивают ее воспоминанием земных радостей и горестей, добрых дел и злых. Так проводит душа первые два дня, в третий же день Господь, во образ Своего тридневного Воскресения, повелевает душе вознестись на небеса для поклонения Ему — Богу всяческих. В этот день благовременно церковное поминовение души усопшего, представшей пред Богом.

    Потом душа в сопровождении Ангела заходит в райские обители и созерцает их несказанную красоту. В таком состоянии душа пребывает шесть дней — от третьего до девятого. В девятый день Господь повелевает Ангелам опять представить душу к Нему на поклонение. Со страхом и трепетом предстоит душа пред Престолом Всевышнего. Но и в это время Святая Церковь опять молится за усопшего, прося Милосердного Судию о водворении со святыми души преставившегося.

     После вторичного поклонения Господу Ангелы отводят душу в ад, и она созерцает жестокие муки нераскаявшихся грешников. В сороковой день по смерти душа в третий раз возносится к Престолу Божию. Теперь решается ее участь — ей назначается определенное место, которого она удостоилась по делам своим. Потому так благовременны церковные молитвы и поминовения в этот день. Ими испрашивается прощение грехов и водворение души умершего в раю со святыми. В эти дни Церковь совершает панихиды и литии.

   Поминовение умершего в 3-й день после его смерти Церковь совершает в честь тридневного Воскресения Иисуса Христа и во образ Пресвятой Троицы. Поминовение в 9-й день совершается в честь девяти чинов ангельских, которые, как слуги Царя Небесного и предстатели к Нему ходатайствуют о помиловании преставившегося. Поминовение в 40 -й день, по преданию апостолов, имеет основанием сорокадневный плач израильтян о кончине Моисея. Кроме того, известно, что сорокадневный период весьма знаменателен в истории и Предании Церкви как время, необходимое для приуготовления, принятия особого Божественного дара, для получения благодатной помощи Отца Небесного. Так, пророк Моисей удостоился беседовать с Богом на горе Синай и получить от Него скрижали Закона лишь по прошествии сорокадневного поста. Пророк Илия достиг горы Хорив через сорок дней. Израильтяне достигли земли обетованной после сорокалетнего странствия по пустыне. Сам Господь наш Иисус Христос вознесся на небо в сороковой день по Воскресении Своем. Принимая все это за основание, Церковь установила совершать поминовение усопших в 40-й день по их смерти, чтобы душа преставившегося взошла на святую гору Небесного Синая, удостоилась лицезрения Божия, достигла обетованного ей блаженства и водворилась в небесных селениях с праведниками.

Во все эти дни очень важно заказывать поминание усопшего в Церкви, подавая записки для поминовения на Литургии и панихиде.

Понихида на Пасху

   На Пасху не совершаются заупокойные богослужения за исключением случаев, когда человек умер на Светлой неделе, в пасхальные дни. Тогда отпевание совершают по особому пасхальному чину.

   В Номоканоне, основном каноническом сборнике Православной Церкви, изданном в 883 году и переработанном в XIII веке в России, в правиле 169 говорится: «В дванадесятодневном (т. е. 12 дней от Рождества Христова до Богоявления), в первую седмицу Четыредесятницы и в Великую (Страстную) седмицу, и в Светлую седмицу, и в великие праздники помины не бывают, прочее же во все лето поминаются». Этим правилом воспрещается публичное поминовение, под которым в том числе понимается и совершение в Церкви одной только панихиды или литии. Таким образом и на саму Пасху, когда Церковь прославляет Воскресшего Господа, свидетельствующего Своим Воскресением победу над смертью, поминальные службы не совершаются. В этот день мы, согласно Символу веры, чаем всеобщего Воскресения и жизни будущего века, а не скорбим об умерших. Тем не менее Церковь никогда не оставляет поминовения усопших, которое совершается за проскомидией в дни, когда совершается Божественная литургия.

Что нести в церковь на панихиду

     Строгих церковных установлений на этот счет нет. Главное, что мы должны принести в храм, — нашу молитву и потребность в общении с Богом. Отсутствие возможности купить продукты или пожертвовать что-то не должно быть препятствием для молитвы как на панихиде, так и любой другой службе.     Традиционно сложилось так, что, когда человек идет в церковь заказывать панихиду, он приносит с собой продукты. Все, что ставят на панихидный стол, является нашей милостыней в молитвенную память об ушедших близких. В наше время в сельской местности не все могут пожертвовать именно деньги, поэтому чаще все люди приносят то, что у них есть, чем могут поделиться. Каждый несет по своему желанию и возможностям. Хозяйки знают, что может быть удобно и не испортится слишком быстро, поэтому чаще приносят хлеб, муку, сахар, крупы, конфеты, печенья, овощи с огорода, фрукты, вино, растительное масло. Не приносят скоропортящиеся продукты, требующие особого хранения.

Причащение на дому

     С древнейших времен церковными правилами (Первый Вселенский Собор, 13 пр.) определено, чтобы никто из отходящих из этой жизни не был лишен причащения Святых Таин как последнего и важнейшего напутствия. Поэтому больных, которые не могут прийти в храм для причащения, Церковь позволяет причащать Святых Таин на дому, и даже после вкушения пищи, чтобы кто не умер без причастия.

   Священник, позванный к постели умирающего, напутствует его в вечную жизнь спасительными Тайнами Тела и Крови Христовых. Приобщение больного Святых Таин может послужить как духовному, так и телесному его врачеванию.

     Если больной прежде этого не исповедовался, то священник исповедует его наедине, и после этого читает молитву о кающемся, после которой произносит разрешительную молитву таинства Исповеди  и, пригласив обязательно домочадцев, тотчас причащает больного.

  Тяжелобольных допускается причащать без соблюдения правила, положенного для приготовления ко св. Причащению, даже после вкушения пищи, но не иначе, как после исповеди. Но при возможности больные, так же как и здоровые, воздерживаются от принятия пищи пред причащением.

Отпевание схиигумении Варвары

08 августа  2019 года на  83-м году жизни  скончалась  схиигуменья Варвара (в миру Шевченко Мария Ивановна). Схиигуменья Варвара похоронена в селе Марьевка Магдалинского района  в женском  монастыре  Святого Иосифа Обручника.  Отпевал схиигуменью Варвару протоирей Вадим, духовник Каменско-Царичанской епархии.  Н`а похоронах присутствовало духовенство Днепропетровской, Каменско-Царичанской епархий, игуменья  Иулиания  (настоятельница              Свято-Покровско-Михайловского  женского монастыря пос. Романково)  с сестрами,  прихожане.

         Схиигуменья Варвара  прожила интересную и  насыщенную жизнь. Ее  трудами началось строительство обители Свято-Покровско-Михайловского  женского монастыря.  На протяжении  10 лет  она трудилась на благо святой обители,  построила замечательный храм, сестринский        и  игуменский корпуса.   По образованию  схиигуменья Варвара    была инженером-мостостроителем.  Помимо этого она имела необычайно  красивое   и сильное лирико-колоратурное сопрано и мечтала поступить в консерваторию по классу вокала.  Но жизнь духовная взяла  вверх и она покинула мирскую жизнь,   посвятив всю  себя служению  Богу. Многие прихожане поселка  Романково и города Каменское до сих пор помнят матушку и ее  наставления. Она умела утешить  и дать нужный  совет.  Такой и  осталась в нашей памяти схиигуменья  Варвара —  великая труженица, молитвенница, постница и просто замечательный человек.